Оглавление:

  • В начале XVII века.
  • Восстание Ивана Болотникова.
  • Лжедмитрий II.
  • Болховское сражение.
  • Польская интервенция.
  • Борьба ополчения Минина и Пожарского с интервентами.
  • «Орловский бой» (Царев Брод).
  • Татарские набеги.
  • Итоги "смутного времени" для Орловского края.

  • В начале XVII века в России произошла гражданская война, которая сопровождалась интервенцией со стороны Речи Посполитой (Польско-Литовского государства) и Швеции. Особая роль в этой войне принадлежала населению южных территорий России, в том числе Орловского края.

    Причины гражданской войны заключались в первую очередь в плохо обеспеченном положении тех служилых людей Российского государства, которые жили в провинции: служилых по отечеству - дворян и детей боярских, а также служилых по прибору. Все они по сути дела были пограничниками. Их служба была очень тяжёлой. Дворянин или сын боярский каждый год на несколько месяцев - с марта до ноября - должен был выходить "на государеву службу" и охранять границу. Он отрывался от родного дома, семьи, хозяйства. Ежегодно зимой все служилые по отечеству должны были являться на военный сбор в центр своего уезда. Тот, кто не прибыл на смотр, лишался части своего поместья. Таким образом, государство довольно жёстко требовало выполнения служебных обязанностей. А служба продолжалась практически всю жизнь. Даже увечный служилый человек продолжал служить. Он мог быть, например, сторожем при пороховом складе. Наградой за такую службу была изба, мало чем отличавшаяся от крестьянской , и поместье - земля с крестьянами. В южных уездах поместная земля не всегда была достаточно заселена. Помещику не хватало крестьянских рабочих рук для обеспечения его семьи. Он должен был сам для себя пахать землю. Кроме того, в южных городах мелкие служилые люди должны были в качестве повинности работать на " государевой пашне " и сдавать урожай с неё в казённые житницы. Эта тяжёлая обязанность особенно вызывала их недовольство. Неудивительно, что такие люди оказывались вовлечёнными в гражданскую войну, желая улучшить своё положение.

    Близким к ним по занятиям были так называемые служилые холопы. В прошлом нередко такой холоп был дворянином. По бедности он решался променять свою свободу на сытое житьё в боярском дворе. Поступив на холопскую службу, он превращался в военного слугу , охранника, оруженосца, иногда управителя дальней вотчины, куда боярин заглядывал только изредка. Понятно, что такие люди были рады овладеть богатством своих господ, превратиться в бояр или окольничих. И этот слой населения принял очень активное участие в войне.

    Гражданская война всколыхнула самую большую часть населения страны - крестьян и горожан. До конца 16 века крестьяне ещё могли в случае недовольства условиями жизни законным образом покинуть своего помещика и перейти к другому.В последние десятилетия 16 века они потеряли такую возможность, так как правительство их закрепостило. Закрепощенными оказались и горожане. Гражданская война затронула этих людей по-разному. Одни часто оказывались в положении ограбленных и разорённых проходившими через их местность войсками, другие включались в отряды антиправительственных войск.

    Бедность российского населения , трудности его жизни резко обострились во время страшного голода 1601 -1603 гг. Летом 1601 г. в течение 12 недель непрерывно шёл дождь. Затем ударили морозы. 1 сентября выпал снег. Погибли яровые и озимые хлеба. В первой половине 1602 г. цены на рожь подскочили в 6 раз. Летом 1602 г. снова мороз погубил посевы. Голод принял катастрофические размеры. Люди умирали от истощения и обострившихся болезней. Служилые люди убегали из Орла в южные города, надеясь там прокормиться. Бежали и крестьяне. В стране начинались разбои и грабежи. Это и было преддверием гражданской войны.

    В голодные годы в мешках с хлебом, которые привозили в пограничные уезды России из Речи Посполитой, обнаруживались письма к народу от царевича Дмитрия. Было известно, что он погиб в Угличе от несчастного случая. Однако в письмах утверждалось , что он жив, находится в польских землях и хочет прийти в Россию. Эти известия воспринимались настолько серьёзно, что жители разных российских краёв покидали страну и шли на службу к царевичу. К нему прибыли значительном количестве служилые люди северных городов и донские казаки. Под личиной царевича скрывался , видимо, Григорий Отрепьев - сын мелкого служилого человека, затем холоп, позже - монах одного из московских монастырей. Он ушёл из Москвы в речь Посполитую и решил устроить оттуда поход на Москву, чтобы взять власть у царя Бориса Годунова. Помощь со стороны некоторых поляков, а также пришедших к нему из России людей придавала Лжедмитрию немаловажное военно-политическое значение.

    В 1604 г. войско самозванца двинулось в поход. Он вёл одну часть , которая состояла из поляков и выходцев из России, вдоль Днепра, а другая - казацкая - двинулась по так называемой Крымской дороге к южным русским городам. Мелкие служилые люди переходили на сторону самозванца, сдавая ему один город за другим. В частности, под власть самозванца в ноябре 1604 г. перешёл городок Кромы.

    Правительство Бориса Годунова направляло на юг страны военные силы против самозванца. Оно ошибочно назначило сбор войск для охраны южной границы в Ливнах, которые, как показали дальнейшие события, оказались в стороне от главных военных действий. Зато другая часть войск, направленная против Лжедмитрия, разбила его в январе 1605 г. у села Добрыничи , и он скрылся в пограничном городе Путивле. Тем не менее весть о царевиче разносилась по югу страны. Его признавали законным правителем новые и новые города, в том числе Елец и Ливны. Отсюда к самозванцу приходили отряды казаков и стрельцов. Именно в этой народной поддержке заключалась сила Лжедмитрия и его опасность для московской власти.

    Особое значение из городов Орловского края имел город Кромы. От него можно было выйти к Калуге, а потом к Москве. Поэтому правительство направило к Кромам войско, которое осадило город, занятый казаками. Всю весну 1605 г. шла борьба за Кромы. Стены города были деревянными стоявшими на высоких валах. Гарнизон был небольшой - 200 стрельцов и 200 казаков. Атаман донских казаков Андрей Корела сумел очень хорошо организовать оборону города. Оборонявшиеся, по свидетельству современника, бились беспрестанно с правительственными войсками. Из города производились вылазки против врага. Деревянные стены Кром с башнями были сожжены. Оставался лишь высокий вал, за которым и скрывались защитники города. В крепостном валу были прорыты траншеи, подземные ходы, норы, благодаря которым осаждённые могли незаметно подкрадываться к неприятелям и наносить к ним удары.Осаждённые построили подвижную крепость из саней, связанных четырёхугольником. Это тоже позволяло им бороться против превосходящих сил. Кроме того, в город сумел прорваться отряд из Путивля с запасами пороха и продовольствия. Это была важная помощь для продолжения борьбы. Правительственные войска так и не смогли взять Кромы.

    Когда в апреле 1605 г. царь Борис умер, это событие ещё больше ухудшило моральное состояние осаждавших. У представителей московской знати - воевод, осаждавших Кромы - династия Годуновых не пользовалась авторитетом, и поэтому служить новомк царю, сыну Бориса - Фёдору, им не хотелось. 17 мая 1605 г. в лагере правительственных войск вспыхнул бунт против той части воевод, которые оставались верны Годуновым и думали продолжать осаду города. Это выступление было подкреплено вылазкой осаждённых из Кром. Такого удара командование выдержать не смогло. Часть воевод была схвачена, другая - бежала. Значительная часть московского войска перешла на сторону кромского гарнизона. Осада Кром закончилась. Эти события открыли самозванцу путь к Москве.

    Когда весть о смерти Бориса достигла Путивля, Лжедмитрий снова начал поход к Москве. Он подошёл к Кромам и повелел большей части правительственных войск разойтись по домам. Эта мера укрепила его авторитет среди служилых людей, утомлённых долгой осадой и связанными с нею трудностями. Несколько дней Лжедмимтрий провёл в Кромах. Он осмотрел крепостные сооружения города и палаточный городок осаждавших Кромы. Ему показали огромные трофеи, взятые осаждёнными у московского войска: 70 пушек, запасы пороха и ядер, лошадей, казну. Часть войска самозванец отправил к Орлу и Туле - двум важнейшим крепостям, которые были у него на пути. Слова "настоящего царя" к этому времени была уже настолько велика, что оба города без сопротивления открыли ворота.

    Из Кром Лжедмитрий двинулся к Орлу. Здесь ему была устроена пышная встреча. Воевода города Фёдор Ивановмч Шереметев с огромной толпой жителей встретил его хлебом и солью. Звенели колокола, а горожане кричали: "Буди, буди здрав, царь Дмитрий Иванович!". Некоторое время Лжедмитрий провёл в Орле. Сюда приходили вести о признании его законным царём городами юга России. Тех воевод, которые считали его самозванцем, восставшие горожане привозили связанными к Лжедмитрию. Их заключили в тюрьму. Находясь в Орле, Лжедмитрий занялся организацией войска. Оно было разбито на полки, и во главе каждого из них был поставлен воевода. Из Орла самозванец отправил в Москву людей для объявления о своём скором приходе в столицу.

    С уходом военных сил Лжедмитрия из Орловского края обстановка здесь стала более спокойной. Новый царь отблагодарил тех провинциальных служилых людей, которые поддержали его. Они получили деньги и поместную землю. Это была в глазах современников черезвычайная милость. Казалось, что с приходои на престол законного царя страна вернулась к законной жизни. Однако уже через год гражданская война вспыхнула вновь. В мае 1606 г. в Москве произошёл государственный переворот. В результате заговора Лжедмитрий был убит, а вместо него царём был провозглашён боярин Василий Шуйский. Как только в южных краях узнали об этом, здесь начались антиправительственные волнения, убийства воевод, присланных новым правителем. Ливенский воевода еле успел скрыться от восставших, а те захватили его имущество и разграбили поддерживавших его местных дворян. К Орлу успели подойти правительственные войска, и город остался верен Шуйскому. Эти войска осадили мятежные Кромы, но успеха не имели.

    В то же время по стране разнёсся слух о том, что Лжедмитрий всё ещё жив. Снова Путивль стал центром восстания, куда обращались за указаниями повстанцы из южнорусских краёв, посылали туда захваченных ими воевод и сторонников Василия Шуйского.

    Восстание Ивана Болотникова

    Теперь события гражданской войны приняли другой характер. Московское правительство представлялось повстанцам незаконной властью, поддержавшая его верхушка столицы - преступниками. В движении острее проявились противоречия между сословиями. Активнее выступали крестьяне, посадские люди, боярские холопы.

    В начале лета 1606 г. из Путивля начал поход на Москву Иван Болотников. Он был признан "большим воеводой" царя Дмитрия. Чтобы усилить своё войско, Болотников обращался к широким слоям населения с призывом бить бояр и богатых купцов. Он повёл войско к Кромам, куда сходились разные дороги с юга к верховьям Оки. У этого города болотниковцы повстречались с направленным из Москвы войском. Ударив по врагу, Болотников вынудил московских воевод отступить. После этого большая часть войска разбежалась. Победа под Кромами привела к одному важному последствию - на сторону повстанцев перешёл Елец, где ещё в правление Лжедмитрия были собраны большие военные запасы. От Кром и Ельца войска Болотникова пошли на север, к Москве.

    В это время в Орле, как сообщали правительству воеводы города, обстановка была напряжённой. Видимо, горожане были настроены перейти на сторону повстанцев, поэтому в Орёл были направлены из Москвы стрельцы. Однако они опоздали. Когда восставшие подошли к Орлу, город открыл им ворота.

    Позже из Путивля к Туле прошла вторая волна восставших - казаки во главе с самозванцем, "царевичем Петром". Орловский край снова оказался в тылу повстанцев. В таких отдалённых от военных действий районах сохранялась традиционная система управления. По-прежнему в города назначались воеводы, но не Василием Шуйским, а предводителями восставших. Значительную роль играли общинные органы самоуправления. Центр восставших имел прочные связи с этими властями, посылал им свои распоряжения военного и дипломатического содержания. Орёл служил складочным пунктом и центром собрания для поддержки войска, сражавшегося с правительственными ратями. Юг страны почти полностью вышел из-под контроля Москвы.

    В конце 1606 г. положение Болотникова ухудшилось. От него ушла часть войска к Шуйскому. Болотников двинулся сперва в Калугу, потом в Тулу. Правительственное войско осадило его в этом городе. К концу 1607 г. восстание закончилось - Тула сдалась, предводители восстания были казнены, рядовые участники разошлись. Значительная часть их двинулась на юг страны, куда не распространялась власть Шуйского. Понимая, что его войско утомлено военными действиями, царь Василий не решился послать военные силы на покорение юга. Таким образом, главный очаг гражданской войны всё ещё сохранялся.

    Лжедмитрий II

    Ещё в то время, когда войско Болотникова стояло у Москвы, население страны гадало о том, где же находится царь Дмитрий. Его появление немедленно прекратило бы кровопролитие. Вожди повстанцев - Болотников и "царевич Пётр" - тоже верили, что появление царя принесёт им победу. По их указанию в Могилеве был найден человек, фигурой похожий на Лжедмитрия I. Это был бедный учитель. Его запугали, вынудив сыграть роль царя. Летом 1607 г. Лжедмитрий появился в Стародубе, где встречался с атаманом Иваном Зарудским, посланным из Тулы Болотниковым и "царевичем Петром".

    Собрав войско, Лжедмитрий II выступил на помощь Болотникову и "Петру" в сентябре 1607 г. Он двинулся к Карачеву, взял его, потом пошёл по направлению к Туле, захватывая новые города. Когда в начале октября Болотников сдался правительстаенным войскам, Лжедмитрий вернулся в Карачев. Там между его людьим начались серьёзные стычки по поводу захваченной добычи. Поляки и литовцы, считая себя обделёнными, решили уйти. Тогда Джедмитрий, оставив своё войско в Карачеве, убежал в Орёл. В Орле он пробыл около недели, потом решился снова вернуться в Карачев. Увидев в Карачеве неспокойную обстановку, он решил бежать от своего войска, но тут к нему пришло большое пополнение из поляков, что укрепило его позиции. Лжедмитрий попытался взять Брянск,но, потерпев неудачу, пошёл в Орёл. В январе 1608 г. он объявился в Орле и оставался там до поздней весны. Таким образои, Орёл был самым надёжным местом пребывания самозванца, поэтому его одно время называли "орловский царик". В Орёл к Лжедмитрия стали стекаться отряды шляхтичей из польских земель и русские повстанцы, уцелевшие в борьбе. Здесь сложилось руководство войска Лжедмитрия. Весной должны были начаться решительные действия, предполагался поход на Москву.

    В течение зимы правительство стягивало войска к Болхову, чтобы загородить повстанцам дорогу к центру государства. Ранней весной из Орла на восток, в Рязанский край, пошли отряды под предводительством польского шляхтича Александра Лисовского. Они должны были собрать дополнительные военные силы под знамёна самозванца. Главное войско Лжедмитрия, выйдя из Орла, направилось к Болхову и разбило таи правительственные отряды в двухдневном сражении в мае 1608 г. Войску Лжедмитрия достались обоз и тяжёлая артиллерия. Дорога к столице была открыта. Взяв Болхов, Лжедмитрий пошёл к Москве. Южные города снова оказались в глубоком тылу у повстанцев. События гражданской войны , связанные с действиями Лжедмитрия II, сильно разорили Орловский край. Во время почти четырёхмесячного пребывания самозванца и его войск в Орле случился пожар, в котором выгорела часть города. Жители посада и сельской местности были вынуждены кормить огромное войско "орловского царика". Многие при этом потеряли жизнь и имущество.

    БОЛХОВСКОЕ СРАЖЕНИЕ 1608 год. (По материалам группы Вконтакте Исторический Болхов)

    Болховское сражение: 30 апреля (10 мая) – 1 (11) мая 1608 года.

    Место: д. Каменка (24 км к югу от Болхова) - д. Кобылино (10 км к юго-востоку от Болхова)

    Итог: разгром войска Василия Шуйского

    Сражение, происшедшее 30 апреля (10 мая)—1 (11) мая 1608 г. резко изменило ситуацию в стране в пользу приверженцев Лжедмитрия II и поэтому привлекло пристальное внимание историков.

    В апреле 1608 года царь направил против нового самозванца 40-тыс. армию под началом князя Дмитрия Шуйского (брат царя) и стал в укрепленном лагере в 10 верстах от Болхова по дороге на Орел. В Болхове был оставлен значительный гарнизон во главе с дворянином московским Третьяком Сеитовым.

    Тем временем Р. Ружинский (командующий войсками Лжедмитрия II) с наемниками подошел из Кром к Орлу, намереваясь соединиться с расквартированными там отрядами самозванца.

    В тоже время в Орле неожиданно вспыхнул пожар, и уничтожил много запасов и снаряжения, что поставило войско самозванца в трудное положение. Р. Ружинскому, И.М. Заруцкому ничего не оставалось делать, как попытаться дать сражение правительственным войскам у Болхова и прорваться в не разорённые войной уезды страны.

    По данным русских и польских источников, Дмитрий Шуйский, узнав о приближении противника 30 апреля (10 мая) 1608 г., развернул свое войско в боевые порядки в 5 верстах перед укрепленным лагерем. Его действия поставили Р. Ружинского в затруднительное положение, т. к. противник имел возможность атаковать войско самозванца на марше, не дав развернуться в боевой порядок. Командующий самозванца принял единственно верное решение. Он напал на противника сходу конными полками П. Руцкого и М. Велегловского и развернул под их прикрытием основные силы. К исходу дня 30 апреля (10 мая) 1608 г. отряды самозванца создали в своем тылу укрепленный лагерь. Стычки носили упорный и кровопролитный характер. Передовому полку кн. В.В. Голицына (командующий царским войском) удалось значительно потеснить полки П. Руцкого и М. Велегловского, что заставило Р. Ружинского ввести в бой часть основных сил: полки А. Ружинского и В. Валевского. Теперь уже полк кн. В.В. Голицына попал в тяжелое положение. Противник отбросил передовой полк, изрядно потеснил большой полк и только контрудар сторожевого полка И.С. Куракина спас положение, отбросив противника к исходным рубежам. Основные силы русских войск не помогли своим гибнущим товарищам из передового полка. Правительственные войска понесли ощутимые потери. Историки, подводя итоги первого дня сражения подметили; он «оказался неудачным не столько для войск Лжедмитрия II, сколько для войск Шуйского»/

    Действительно, Р. Ружинскому уже в начале боя удалось лишить противника тактических преимуществ и развернуть свое войско в боевой порядок. Первые столкновения показали, что в правительственных войсках явно отсутствует твердое руководство: воеводы передового и сторожевого полка действовали на свой страх и риск, а воины большого полка без должного руководства вели себя пассивно — «скопились у своих пушек». Такое развитие событий изрядно поколебало моральный дух правительственных войск.

    В ночь с 30 апреля (10 мая) на 1 (11) мая 1608 г. в обоих лагерях были созваны совещания командования. Царские воеводы, по-видимому, были обескуражены появлением столь значительного вражеского войска, низким моральным духом своих полков и неудачным началом боя. Дмитрий Шуйский принял решение уклониться от сражения с противником, отвести войска к Болхову и, заняв оборону по засечной черте, преградить противнику дорогу на Москву. Наутро оба войска заняли боевые порядки. Дмитрий Шуйский выдвинул свои передовые отряды ближе к лагерю противника, в надежде отвлечь его внимание стычками и отдал приказ начать отход. Первой по его приказу была снята с позиций артиллерия.

    Историк И.С. Шепелев, анализируя ход Болховского сражения, не обратил внимание на некоторые весьма важные детали. Р. Ружинский, по признанию близкого к гетману ротмистра М. Мархоцкого, не собирался в тот день давать генерального сражения. Он хотел воспользоваться мелкими стычками с противником, чтобы перенести лагерь в более удобное место и лучше подготовиться для решающего боя. Ездовые по собственной инициативе водрузили на повозки хоругви и под прикрытием войска двинулись к новому месту для лагеря. Обоз поднял тучи пыли, из которых были видны только знамена. Автор "Бельского летописца" подтверждает свидетельство иноземцев. Он заметил, что «Вор и польские, и литовские люди, и русские воры-изменники перешли реку на синем, и за рекой поставили обоз, а сами конные и пешие перелезли реку и пришли под село Кобылино за 15 верстах Болхова позади полков Московского государства». Воины правительственного войска решили, что им во фланг заходят крупные силы противника и среди них началась паника.

    Передовые отряды неожиданно для противника стали отходить. Перебежчик — сын боярский коширянин Никита Лихарев, сообщил Р. Ружинскому и его полковникам, что происходит в правительственном войске. Гетман понял, что наступил решающий момент и, несмотря на то, что день клонился к концу, бросил на противника основные силы. Управление правительственными полками было утрачено. Служилые люди обратились в бегство. Одни стремились укрыться в Болхове, здесь их, по данным иноземцев, скопилось около пяти тысяч человек, другие, в числе которых был Дмитрий Шуйский и главные воеводы, пытались пройти через проходы в засеках. Воины Р. Ружинского преследовали противника до засек. Здесь, по свидетельству И. Будилы и М. Мархоцкого, в свалке, вызванной беспорядочным бегством, погибло много воинов и лошадей.

    После поражения правительственной армии судьба осажденных в Болхове была предрешена, т. к. для обороны города не было необходимых запасов и снаряжения. Воеводы Т. Сеитов, Г. Валуев и иноземец Федор Гедройц в течение двух последующих дней пытались обороняться, но затем, осознав тщетность своих усилий, 3 (13) мая 1608 г. сдались на милость победителя и вместе со своими воинами целовали крест самозванцу.

    Лжедмитрий II получил возможность для наступления на Москву и не замедлил этим воспользоваться. Калуга признала его власть без боя. Далее, узнав что на Калужской дороге его ожидает другая царская армия под предводительством Скопина-Шуйского, Лжедмитрий II предпочёл не вступать с ней в бой и повернул на север. Там где местные жители оказывали ему сопротивление, к примеру в Можайске, самозванец подавил его с помощью захваченного под Болховом тяжёлого наряда. Войско Лжедмитрия II подступило к Москве и обосновалось в Тушинском лагере.

    Продолжительные военные действия на территории страны говорили о слабости центральной власти. Пользуясь этим, активизировались татары. Летом 1609 г. они устроили большой грабительский поход к Орлу под предлогом помощи Шуйскому и наказания его противников. В этой обстановке, испугавшись татар, жители Болхова и Орла перешли на сторону царя Василия и целовали ему крест на верность. Василий Шуйский обещал им помощь против незваных "союзников" - татар.

    Польская интервенция

    В 1609 г. на территории России действовали три враждебные друг другу силы: московское правительство, которое контролировало север и центр страны, Лжедмитрий 2, под властью которых были южные уезды, и польские интервенты, воевавшие на западе. Постепенно гражданская война стала превращаться в борьбу против интервентов. Важными событиями в этом процессе были сведение с престола Василия Шуйского летом 1610 г. и гибель Лжедмитрия в том же году. Московское боярство решило пригласить на престол польского королевича Владислава, чтобы он установил порядок в стране. Войска Речи Посполитой были пущены в Москву, но успокоения это не принесло. Постепенно выяснилось, что добровольный союз с поляками превратился в позорный плен. Борьба против них становилась главной задачей для всех сословий страны.

    В 1611 г. бывшие сподвижники Лжедмитрия 2 стали инициаторами организации антипольского ополчения и составили его ядро. По их призыву из разных русских городов к Москве пошли отряды для организации общего войска и борьбы с поляками, засевшими в Москве. В ответ на этот призыв к столице пошли отряды из Болхова и других южных городов. Тогда поляки устроили наказание мирным жителям. По югу России прошёлся с войском гетман Жолкевский. Он подверг погрому Орёл.

    Однако из-за внутренних разногласий между дворянами и казаками ополчение летом 1611 г. распалось. Только в следующем, 1612 г. второму ополчению удалось освободить Москву. С весны 1613 г. правительство начало посылать войска для борьбы с интервентами и повстанцами на юге страны.

    Южные уезды Российского государства были тем районом страны, где разыгрывались заключительные события гражданской войны. Здесь действовал сподвижник Лжедмитрия 2 польский шляхтич Александр Лисовский. Приговорённый к смертной казни на родине, он ушёл в Россию и в Орле присоединился к Лжедмитрию. Когда у Москвы образовался Тушинский лагерь, Лисовский устраивал поразительные по географическому размаху грабительские набеги на разные районы страны. В ходе этих операций он проявлял страшную жестокость. Со временем польское правительство поняло ценность Лисовского для своих целей. Его можно было использовать для ослабления натиска русского войска, посланного на помощь осаждённому поляками Смоленску.

    Под знамёна Лисовского собрались и выходцы из Польши, и русские "вольные казаки". Они получили наименование "лисовчиков". Летом 1615 г. Лисовский вторгся в пределы России и взял Карачев. этот успех произвёл панику в Орле. Воевода Орла бежал, боясь, что его город не выдержит нападения "лисовчиков". Вместе с воеводой город покинули стрельцы и посадские люди. Прибывший сюда Лисовский сжег опустевший город и взял себе из Орловской крепости пушки.

    Борьба ополчения Минина и Пожарского с интервентами

    События на юге России серьёзно обеспокоили московское правительство. Для борьбы с Лисовским был направлен князь Дмитрий Михайлович Пожарский и другие воеводы. Войско Пожарского было сравнительно небольшим, так как из-за продолжительной гражданской войны вооруженные силы Российского государства сильно уменьшились. Лисовский сжёг Карачев, чтобы город не достался правительственному войску, и двинулся к Орлу, надеясь там встретить Пожарского. Недалеко от Орла произошло сражение.

    «Орловский бой» (Царев Брод)

    Воскресным утром 6 сентября (27 августа по ст. стилю) 1615 года, в трех километрах от Орла, в месте, именуемом Царев Брод, войско польского авантюриста Александра Лисовского столкнулось с русским войском, которое возглавил князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Начался знаменитый «Орловский бой».

    3-х тысячный отряд Лисовского с ходу налетел на передовой отряд. Привычные к партизанскому наскоку, люди Лисовского сразу же захватили инициативу и не давали русским перестроиться в боевые порядки. Ертоул не выдержал жесткого напора поляков и «воров» и побежал, заражая паникой ряды Большого полка. Воеводы тоже побежали вместе со своими людьми. Но Пожарский не побежал. Уловив характерные звуки битвы, князь применил проверенный способ защиты. Он приказал сдвинуть в круг обозные телеги и укрыться за ними. Едва успели это сделать, как на 600 защитников «крепости» налетело три тысячи всадников. Лисовский был уверен в счастливом для него исходе боя. Но вышло иначе.

    Окруженные противником воины Пожарского бились геройски, совершали вылазки за свои телеги. Они захватили пленных и отняли у поляков их знамена и литавры. Рассвирепев, поляки рвались к своим знаменам, бой не раз переходил в рукопашную схватку – «мало не руками имаючися билися». Но каждый раз русские отражали натиск и вновь скрывались за повозками. Разъяренный Лисовский не останавливал атаки ни на минуту, но все его приступы были решительно отбиты. «Такую убо в тот день храбрость московские люди показаша: с такими с великими людьми малыми людьми бьющись», восхищался летописец.

    Спустившаяся темнота остановила битву. Не имея сведений, каким войском располагает противник, Лисовский не решился продолжать атаки ночью и разбил свой стан в двух верстах от Царева брода. Поздним вечером к Пожарскому стали подтягиваться бежавшие ратники Большого полка и ертоула. Раздавались призывы отойти к Болхову, но князь Дмитрий Михайлович прекратил такие разговоры. На рассвете русское войско двинулось на лагерь Лисовского. Но Лисовский не принял боя. Он побежал к Кромам, а затем внезапно, пройдя за сутки 150 верст, оказался под Болховом. Пожарский преследовал Лисовского по пятам…

    Борьба с Лисовским будет продолжаться еще три месяца, до начала 1616 года, но ее исход был уже предрешен в том бою на Царевом Броде, где окруженные русские ратники при пятикратном численном превосходстве врага отняли у польского захватчика его разбойничьи знамена. После поражения под Орлом стала закатываться кровавая слава Лисовского.

    Поклонный крест был установлен 4 ноября 2013 года на месте сражения князя Дмитрия Пожарского с польскими захватчиками для напоминания о нашем драматическом прошлом, о возрождении национального достоинства и для придания нам уверенности в великом будущем России.

    Татарские набеги

    В 1609 г. татарские правители стали организовывать свои войска для нападения на Россию. Весной и летом 1609 г. на юге страны развернулась настоящая война с татарами. Враги подошли к Ливнам, орловским и болховским местам, наконец перешли Оку, двинулись ближе к Москве, везде уничтожая сёла, забирая население в плен. Этот большой поход татар совпал с походом польских войск на Смоленск и был чувствительным ударом по России. В 1610 г. новое значительное по размаху нападение татар совпало с походом польских войск на Москву. Они снова прошли за Оку, не миновав и земли современного Ордовского края. По наблюдениям современников, в результате этого похода татары увели с собой огромное количество пленных. Эти два похода татар в 1609 и 1610 гг. были самыми большими за всё время гражданской войны.

    В 1611 г., когда к Москве собиралось первое ополчение, крымские и ногайские татары снова прошли на левый (северный) берег Оки. В 1611 - 1612гг. особенно много от татар страдали районы страны, располагавшиеся восточнее современного Орловского края, главным образом Рязанская земля.Здесь татары устроили своё постоянное пребывание и отсюда устраивали набеги на другие русские земли. Орловский край представлял собой территорию, через которую татары продвигались к центру страны, за Оку, а затем после похода возвращались к себе. Каждое продвижение кочевников сопровождалось грабежом и захватом пленных. Зимой 1614-1615 гг. татары воевали "многие города" в том числе Брянск, Карачев, Комарицкую волость. С весны 1615 г. военные действия татар развернулись в полную силу. Сперва крымцы приходили в кромские и орловские места. Позже, весной и летом, татарские войска прошли на Русь мимо Ливен и проникли далеко в глубь страны. И хотя в ряд городов были посланы войска, в частности во Мценск и Новосиль, мера эта оказалась безрезультатной. Татары "многие места жгли и людей побивали, и полон многой поймали". Грабежи продолжались до самой осени 1615 г. Следующий, 1616 г. тоже был наполнен набегами татар с весны до осени. В сражении с ними был убит воевода Новосиля. По сути дела оборонительная система на юге России находилась в таком состоянии, что все пути для татар были открыты.В татарские земли прибывали купцы из восточных стран для покупки русских пленных. На восток шёл поток русских невольников; казалось что на Руси не осталось населения. Никогда русские земли не подвергались такому грабежу со стороны татар. В 1617 -1618 гг. активность татар упала. Набеги резко сократились.

    На протяжении всех лет войны местом переговоров московского правительства и татар была река Быстрая Сосна под Ливнами. Здесь встречались московские послы, ехавшие в Крым, и крымские, добиравшиеся до Москвы. Произошла так называемая "размена" послами: охрана посланная из Российского государства, передавала своего посла охране из Крыма, и наоборот. После "размена" у Ливен послы направлялись дальше, выполняя свои дипломатические поручения. В 1614 г. между Россией и Крымским ханством был заключен мир, что способствовало прекращению военных действий в южных и центральных землях Российского государства.

    Итоги "смутного времени" для Орловского края.

    Продолжительная и ожесточённая война принесла стране, как говорили современники, "великое московское разорение". Сильно пострадали города, так как именно они были центрами, вокруг которых вспыхивала вооружённая борьба. Орёл был разрушен настолько, что правительство решило не восстанавливать его крепость. Гарнизон Орла, состоящий из пушкарей, затинщиков, воротников, стрельцов, перевели во Мценск. Сюда же из Орловского уезда направили три сотни детей боярских. Около двадцати лет Орёл лежал в развалинах. Город Кромы тоже был совершенно разрушен, так как под его стенами с самого начала гражданской войны неоднократно происходили битвы. В Болхове на посаде осталось только пять дворов. Ливны были опустошены и выжжены.

    Сильно пострадали и деревни. Часть их вообще исчезла, а крестьянская пашня заросла лесом и кустарником. О таких местах составители переписей населения - писцовых книг сообщали: "пустошь, что было сельцо", "пустошь, что была деревня..., а запустела та деревня с разорения литовскими людьми". Следовательно, на месте многих прежних селений - сёл и деревень - никто не жил.Порой служилые люди, кинув своё поместье, уходили в разные места в поисках лучшей доли. В некоторых селениях площадь пашни сократилась на две трети. Наиболее разорёнными были Кромской, Орловский и Болховский уезды, так как они неоднократно бывали районами ожесточённых боёв. Оборонительная система южных границ пришла в полный упадок. Разрушенные укрепления не могли служить препятствием для набегов татар в глубь России. Роль главного центра обороны края стал играть Мценск. Его укрепления стояли на горе Самород у слияния рек Мецны и Зуша. Тут был острожек - центральная крепость, два кольца городских стен, окружавших острожек, большие запасы пороха, ядер, хлеба, овса и соли. Мценский воевода назначал сторожи по татарским дорогам. Важное значение для обороны имели и Ливны.

    Комментарии

    Комментировать могуть только зарегистрированные пользователи

    Мы в социальных сетях
    Перевести страницу (translate page)
    Реклама