Оглавление:

1. Орловский край в начале XVI века.

2. Судбищенская битва.

3. Осада Мценска и вторая половина XVI века.

4. Хронология событий на Орловщине в XVI веке.


Орловский край в начале XVI века.

В начале XVI века московский великий князь Василий III получил в наследство от своего отца Ивана III на юге страны "земли по рязанский рубеж", и в частности "город Меченск (Мценск) с волостьми и з селы". В ту пору Мценск был самым значительным городом Орловского края.

В XVI веке юго-западные и южные границы Российского государства были самыми неспокойными. Со стороны юго-запада страны (современная Брянская область) стояли так называемые северские города, оборонявшиеся от Литвы и татар. От этих городов по южному пограничью России на восток тянулись города-крепости современной Орловской области, которые называли украинными ( от слова "украина" - окраина ), или польскими ( от слова "поле").

В XVI - XVII веках почти вся современная Орловская область была частью Дикого поля. Оно образовалось в результате оседания монголо-татар к югу от русских земель и их частых набегов на русские селения. Из-за этого постоянно и нередко опасного соседства русские люди переходили на жительство с южной стороны Оки на северную. Огромная территория разделявшая русские и татарские земли, стала называться Диким полем, а Ока надолго являлась пограничной рекой, южным рубежом Московского государства.

Через Дикое поле с юга на север тянулись дороги-шляхи, по которым обычно ходили татары, устраивая набеги на русские селения. Главный шлях назывался Муравским. Он шёл от Крымского перешейка до Тулы, к которым сходились все татарские дороги. От Муравского шляха ответвлялись и с ним соединялись другие шляхи - Изюмский в направлении Ливен и Тулы, Калмиусский шёл до Ливен, где соединялся с Изюмским. Свиной шлях тянулся мимо Рыльска к Болхову.

По этим путям татары шли с наступлением весны. Каждый вёл с собой две-три лошади с плетеными корзинками. Подойдя к русским селениям, татары рассыпались мелкими отрядами и старались нахватать всякого добра и пленных. Главной чертой в набегах татар была быстрота и внезапность. Забрав женщин и детей, а также положив в корзины наиболее ценное имущество, они быстро мчались обратно в степь. В Крыму они продавали живой товар и добычу. Иногда татары появлялись не весной во время пахоты, а летом, когда местные жители убирали хлеб.

В правлении Ивана III отношения с татарами были мирными. С приходом к власти Василия 3 обстановка изменилась. Крымское ханство ликвидировало для себя опасность со стороны Золотой Орды и теперь стало устраивать набеги на русские земли. "Наша земля войной живёт", - говорил один из крымских ханов. Походы татар порой достигали центральных уездов России, угрожая Москве. Самыми опасными и разорительными для населения были набеги в 1521 и 1571 гг. , когда татары дошли до столицы. В 1555 г. татары грабили земли в районе реки Зуши.


Судбищенская битва.

Летом 1555 года крымский хан Девлет-Гирей решил совершить неожиданный набег на рязанские и тульские «украины». До основания Орла оставалось еще целое десятилетие, и даже город Болхов будет основан в этих местах еще только через год. Земли «у края», то есть «украинные» территории, лежащие вблизи Дикого Поля, в то время были недостаточно защищены от крымских татар. Воинство Девлет-Гирея многократно совершало набеги на русское пограничье, грабило, жгло и тысячами угоняло его жителей в полон. Среди пленных особенно ценились дети, которых легко было перевозить в больших корзинах и продавать потом на невольничьих рынках Стамбула.

Верный своей тактике «в одну сторону лук натянуть, а в другую сторону стрелять», хан распустил слух, что идет в Большую Кабарду на черкасов. 25-летний царь Иван IV, который в то время еще не считался Грозным, первым из московских государей решает предпринять наступление на Крым. Его войско отправляется защищать черкасов, этих новых подданных Русского государства. 13-ти тысячную нашу рать возглавляет боярин Иван Васильевич Шереметев, полный тезка царя, отлично зарекомендовавший себя в боях при взятии Казани.

Шереметев был не простым воеводой, а членом Избранной рады, другими словами членом того самого легендарного правительства времен юности царя Ивана, в котором оказались такие государственные деятели, как Алексей Адашев, митрополит Макарий и протопоп Сильвестр. Избранная рада провела целый ряд преобразований с целью укрепления Российского государства, причем члены ее были лично очень честными и ответственными людьми. Многие из них были фанатично верующими. Чего стоит один только протопоп Сильвестр, «слышавший» ангельские голоса и никогда не боявшийся (может быть, именно поэтому) ни спорить с царем, ни указывать ему на его недостатки. Или Алексей Адашев, собиравший под свой кров прокаженных, содержавший их и даже мывший им «ножки». Строгие посты члены Избранной рады заставляли держать и молодого царя Ивана. Недаром же после разгрома этого своего правительства Иван IV на несколько дней устроил во дворце тяжелую оргию – праздновал свое освобождение «от постников».

В плеяду таких вот личностей и входил Шереметев. В записках Андрей Курбский называет его «мужем зело мудрым и острозрительным и со младости своея в богатырских делах искусным». Царь и без Курбского отлично знал Шереметева и по правительственным делам и по военным. В 1553 году во время тяжелой болезни Ивана IV, когда многим казалось, что он доживает последние дни, далеко не все члены правительства и бояре готовы были присягнуть маленькому сыну царя «пеленочнику» Дмитрию. Шереметев же поцеловал крест на верность Дмитрию вместе с князьями Воротынскими и Захарьиными. Причем присягу он принес не из искательства, а потому что считал это правильным.

Вот такой воевода был послан в первый поход русских «к Перекопи», чтобы предотвратить вторжение хана в Кабарду. С ним в Мамаевы луга направлялась поместная конница, стрельцы и казаки.

Между тем разведка русских донесла, что Девлет-Гирей с 60-тью тысячным войском быстро движется в сторону Ливен, то есть буквально в противоположном от Крыма направлении. Шереметев немедленно предупредил об этом царя: «... прибежал ... на Коломак сторож изюм-курганский Иванака Григорьев июня 22 день и сказывал, что де под Изюм-Курганом и под Совиным бором, и под Болыклеем, и на Обышкине лезли многие люди». «И Иван с товарищи на их сакмы послали сметити, а сами, призывая Бога в помочь, пошли к их сакме».

Обдумав ситуацию, Шереметев принимает решение догнать хана, но по пути перебить те малочисленные татарские отряды, что имели привычку, находясь в арьергарде, рассеяться и грабить пограничье, а, кроме того, разгромить крымский обоз, обыкновенно отстававший с половиной лошадей от главного войска где-то на пять-шесть дней пути. Лошади в обозе спокойно кормились и, сытыми и отдохнувшими, при необходимости вступали в бой.

Треть войска была послана Шереметевым на захват обоза. Вскоре русские уже считали свои трофеи. В руках у них находилось 60 тысяч татарских лошадей, 200 аргамаков и 80 верблюдов. 20 захваченных языков рассказали, что Девлет-Гирей направляется в сторону Тулы. «Живые» трофеи в таком количестве необходимо было сдать в надлежащие руки, воевать, держа около себя верблюдов и такие вот лошадиные табуны ведь просто невозможно. Поэтому мобильный отряд Шереметева с захваченным обозом отправляется ко Мценску и Рязани.

Сам же Иван Васильевич, его воеводы и 7 тысяч ратников упорно преследуют Девлет-Гирея, отлично при этом зная, что впереди них идет войско крымских татар в 60 тысяч человек. Шереметев не ожидал никакой помощи от своего царя: центральное руководство практически никогда не спускалось за Оку. Кроме того, он не знал, получил ли царь его предупреждение и каковы вообще его планы. Между тем Иван IV послание Шереметева получил и сразу выслал к нему навстречу рать Ивана Федоровича Мстиславского. Больше того, вместе с двоюродным братом Владимиром Андреевичем царь лично выступил к Коломне.

Девлет-Гирей также получил известие, что русский царь находится недалеко от Тулы, и повернул свое войско назад.

Сражение продолжалось с полудня до темноты и шло более восьми часов. Русский отряд полностью разгромил передовой татарский полк и взял знамя князей Ширинских. Та и другая сторона понесла огромные потери.

Наступила ночь. Обе стороны готовились к новым боям. После тяжелейшего сражения численность отряда Шереметева сократилась. Было много раненых. Под покровом темноты подразделение Шереметева, учитывая ситуацию, могло бы покинуть поле боя. Но Иван Васильевич не собирался ни уходить, ни сдаваться. Были разосланы гонцы к отрядам, ушедшим с крымским обозом: их помощь будет нужна уже утром. Конечно, эти воины были уже далеко, и утром вернулись лишь немногие.

Хан той ночью пытал двоих захваченных в плен русских: натиск Шереметева был столь силен, что татары не понимали, сколько же в точности войск находится перед ними. Один из пленных не выдержал мук и проговорился, что у Шереметева людей совсем немного...

Ободренный хан на рассвете возобновил битву. С раннего утра до полудня продолжался страшный бой. Татарам придавало сил сознание того, что перед ними малочисленный противник. Тем не менее, русским удалось разогнать отряды крымцев. Около хана оставались только лишь янычары. Но вот воевода Шереметев был тяжко ранен и сбит на землю раненым конем. Оставшись без руководителя, понесшие огромные потери ряды россиян смешались. Татары между тем усилили натиск. Казалось, еще немного, и войско Шереметева будет разбито...

Положение спасли воеводы Алексей Басманов и Стефан Сидоров. Чтобы остановить бегущих, они ударили в бубны и затрубили в трубы. Услышав знакомые звуки, русские остановились и с боем пробились к центру нового управления. Басманов и Сидоров собрали около себя всех, кто остался в живых, и засели в лесном овраге. (Данные о месте их обороны и численности у историков расходятся от двух тысяч до шести). Трижды приступал к обороняющимся Девлет-Гирей со всем своим войском и трижды был отброшен. Страшные в своей обреченности русские ратники неумолимо уничтожали приближавшихся татар.

Вечером, опасаясь подхода царя Ивана IV со стороны Тулы, хан ушел от Судбищ за реку Сосну и дальше в Степь.

Русские сумели вывезти воеводу Шереметева и своих раненых в Тулу. Царь наградил их всех: битва была беспримерного мужества и упорства, и, как подчеркивалось уже тогда, двухдневная. Воевода Стефан Сидоров, раненый пулей и копьем, тогда же скончался. Перед смертью он скинул свой окровавленный доспех и надел мантию схимника. А Шереметев и Басманов вскоре вновь заняли свои места в рядах защитников страны. А вот как в дальнейшем сложились судьбы Шереметева и Басманова.

Алексей Данилович Басманов, сын Д.А.Плещеева, получил свою фамилию по прозвищу «Басман». Так называли круглый хлеб с басмой – отпечатком на верхней корочке. В прозвище Плещеева содержался намек на его полноту. Веселый, подвижной, добродушный, Басманов был из тех русских людей, что никогда не падают духом. Вместе с Шереметевым он участвовал в казанском взятии и проявил себя с лучшей стороны. И в Судбищах, как мы видели, Басманов проявил свой характер – в острый момент неравного боя он не запаниковал, не растерялся, спас воинов, спас Шереметева и вывез раненого Сидорова в Тулу. Вскоре после сражения Басманов был пожалован в бояре. Он еще не раз выйдет в походы «по крымским вестем», станет участником Ливонской войны, будет 2-м наместником Новгорода, возьмет Ругодиев и Полоцк. Когда Девлет-Гирей с царевичами Мухаммедом-Гиреем и Алды-Гиреем появится в октябре 1565 года под Рязанью, Басманов как раз будет находиться в своем рязанском имении. Вместе со своим сыном Федором он вихрем помчится в Рязань, возглавит ее оборону и город не хану сдаст. За смелость и геройство Иван Грозный тогда пришлет к нему князя П.Хворостинина «...с речью и з золотыми».

Басманов станет, к сожалению, и одним и дним из видных деятелей опричнины. Черная страница в его биографии. Алексей Данилович, видимо, не смог противостоять желаниям приблизившего его к себе царя. А и приблизил-то его царь за самые лучшие качества – храбрость, удаль и неудержимое желание пошутить. Опричный путь вел человека и с такими вот качествами к падению в общественном мнении и к гибели. В 1570 году по приказу Ивана Грозного он был убит собственным сыном Федором, про которого современники говорили: «... прекрасный лицом, гнусный душою...»

Шереметев после Судбищ залечит свои раны, как он уже делал это не раз в предыдущих походах и боях. Вместе с царем и Басмановым он еще выйдет в Серпуховский и Коломенский походы, вместе с Басмановым примет участие в Ливонской войне, а под Полоцком даже будет отправлен в тыл противника в разведку. Во время осады Полоцка (1562 – 1563 гг.) в который раз он будет ранен, и в том же 1563 году при разгоне Избранной рады попадет в опалу вместе с Адашевым, протопопом Сильвестром и Висковатым.

Иван Грозный тогда жестоко накажет бывшего члена правительства и отважного воеводу. Шереметев, как писал впоследствии А.Курбский, был посажен в «презлую» узкую темницу с острым помостом. Ему сковали руки и ноги. Ему надели вериги на шею. Его опоясали толстым железным обручем и привесили к этому обручу 10 пудов железа. В таком положении уже немолодой, много раз раненый человек провел наедине со своими горькими мыслями целый год.

Грозный царь посчитал такое наказание достаточным. Шереметев был выпущен и отправлен в Калугу воеводой. Это была настоящая милость. Действительно: на кол не посадил, на сковородке не поджарил, в шкуру медведя не зашил, собаками не затравил. Более того, царь помнил о государственном уме Ивана Васильевича. После введения опричнины Шереметев был отозван из Калуги и поставлен вместе с другими боярами во главе земщины. В 1566 году он даже значится участником Земского собора: подписался за продолжение войны с Польшей. Больше того, в 1567 году, пока Иван Грозный в Новгороде готовился к новой войне с Литвой, его тезка даже «ведал» Москву, то есть, как у нас сейчас принято говорить, был оставлен на хозяйстве в столице.

Однако Шереметев, обладавший огромным опытом и хорошей головой, внимательно следил за эволюциями царской политики. Что он, наверное, только не передумал в те годы. В 1570 году, узнав о гибели митрополита Филиппа, которого задушил Малюта Скуратов, Шереметев решил, что больше ждать нечего. Митрополит Филипп был единственным, кто открыто призвал Ивана Грозного отменить опричнину и покаяться, был лишен сана и жил в опале монахом в тверском монастыре. (Одним из тех, кто гнал митрополита из собора, кстати, был Алексей Басманов). Шереметев сочувствовал митрополиту и догадывался, что царь это знает. И боярин постригся в монахи в Кирилло-Белозерском монастыре под именем Ионы. Он жил теперь за крепкой монастырской оградой, но не просто так! Шереметев свез в монастырь свой двор с годовыми запасами и, видимо, заручился поддержкой братии, сделав крупные вклады: сельцо Бутово (800 рублей, огромные по тем временам деньги) и 600 рублей деньгами.

Узнав о поступке Шереметева, Иван Грозный впал в ярость, но разорить монастырь у царя все же не хватило духу. В письмах он старался настроить братию против инока Ионы. В 1573 году царь писал: «Шереметев сидит в келии, что царь, ... все благополучие погибло от Шереметевых». Монахи своего инока не выдали, и Иона умер своей смертью в 1577 году. Женат он был на дочери дмитровского окольничего И.И.Жулебина Ефросинии. Дочь Шереметева Агафья, выданная замуж за татарского царевича Михаила Кайбулича, умерла в 1613 году уже после Смуты и похоронена в Кириллово-Белозерском монастыре. Дочь Мария, жена князя В.А.Тюменского, дожила до 1591 года. Сын Еремей (Иеремия) похоронен в том же монастыре, что и его отец.


Осада Мценска и вторая половина XVI века.

В 1562 г. татары осадили Мценск, сожгли его посад, ограбили население уезда, а также городов Новосиль и Болхов. В октябре 1565г. крымский хан подступил к Болхову, требуя, чтобы Иван IV отдал ему во владение недавно завоёванные Казань и Астрахань. Осада длилась двенадцать дней. Воеводы с ратными людьми так ожесточённо оборонялись от татар, что не позволили даже сжечь посад Болхова. Когда стало приближаться московское большое войско, хан бежал в Крым. Через пять лет, в 1570 г., шеститысячный отряд татар грабил земли до Новосиля. В 1593 г. татары разоряли земли у Ельца, а в 1595г. они совершили набег на Ливны.

Длительная Ливонская война, которую правительство Ивана Грозного вело на западе, затянулась почти на четверть века. Тому было много причин, и одна из основных было то, что правительство должно было часто отвлекать с фронта Ливонской войны вооруженные силы на юг для обороны границ от татар. Почти каждый год этой войны был отмечен татарскими нападениями на русские земли. Можно сказать, что одновременно с Ливонской войной правительство вело вторую большкю войну - с татарами.

Итак, опасность татарского нападения создала очень серьёзную и почти постоянную угрозу для южных границ России.

Учитывая военную опасность, исходящую от татарских набегов, правительство должно было заниматься организацией обороны на южной границе.: строить на ней различные военно-оборонительные сооружения, заселять крепости служилыми людьми, посылать войска для охраны границы. Здесь всегда жило некоторое число служилых людей под началом городовых воевод. Они высылали в степь дозоры и отражали мелкие татарские отряды. На случай появления больших вражеских сил каждый год сюда приходило войско из дворян и более мелких служилых - детей боярских - и располагалось на берегах Оки с весны до глубокой осени, пока не выпадал глубокий снег. Только тогда служилые разъезжались по домам.

В XVI веке рубеж России стал медленно и постепенно передвигаться на юг. В Диком поле основывались крепости , заселялись и осваивались новые районы, устраивались сторожевые засеки от татар. Засеки были подобием крепостных стен. В лесистой местности у деревьев подрубали ветви так, чтобы оставались острые сучья, а сами деревья, срубив, волили в беспорядке друг на друга, так что из них создавался непроходимый для конницы и пешего войска завал. Длина такого завала могла составлять несколько километров, а ширина - десятки метров. Среди засеки порой строили башню с воротами. В отличие от крепостных сооружений засеку можно было создать скорее и дешевле. Эти оборонительные сооружения были очень характерны для южных рубежей России.

В начале XVI века пограничные войска стояли ещё в Туле. Немного позже их посылали на службу уже южнее - в Белев и Одоев. В конце 1510-х гг. в северных городах появляются особые воеводы - прибывшие из Москвы организаторы обороны. В первой половине XVI века граница шла ещё по Оке, а главным центром борьбы с врагом и организации обороны была Тула.

Наступательное движение в степь стало особо заметным после взятия Казанского ханства в 1552 г. В этом же году в бассейне Оки, на реке Шати, вблизи Ногайского шляха, был построин город Шацк, затем - город Ряжск у той же татарской дороги. В 1550 - гг. на южных рубежах России была построена большая засечная черта. Она тянулась от Рязани на Тулу, верхнюю Оку, на Венев, Белеев и Лихвин. Ряд городов современного Орловского края был создан как часть этой системы обороны. В 1556 г. был основан Болхов. Наряду с Мценском он стал важным центром защиты от татар. Около города была сооружена засека. Береговая служба, сосредоточенная первоначально на Оке, позже передвинулась на реку Быстрая Сосна.

В 1566 году на реке Орлее был основан город Орел, этому посвящен следующий раздел.

С середины семидесятых до середины восьмидесятых годов XVI века в ходе основания городов-крепостей наблюдался перерыв. Потом их строительство возобновилось. Особенно много новых городов появилось в правление царя Фёдора Ивановича.

В 1586 г. были основаны город Ливны на высоком берегу реки Быстрая Сосна и Воронеж на реке Воронеже. Они были предназначены для пребывания старожей и станичников. Из Ливен было предписано высылать 13 сторож, а из Воронежа - 12. Орёл и Ливны превратились в крупнейшие крепости на пути у татар. В девяностые годы XVI века у Ливен стояли две станицы, которые охраняли границы от татар и украинских казаков. В 1593 г. в верховьях Оки по повелению царя Фёдора князь Кольцов-Мосальский построил город Кромы. Из него было велено посылать в степь 6 сторож. Был возрождён древний Курск. Жители Орла - орляне - были посланы на строительство и заселение этих новых центров обороны. Новые города вместе со старыми составляли оборонительную линию. Около них были сделаны засеки, рвы, и другие укрепления. При получении вести о приближении врага воеводы этих городов отправляли на засеки "дворян добрых" , которое собирали местное население, чтобы "худые места на засеках поделать , засечь и повалять лесом, а в иных местах и рвы покопать". Летом поджигали пересохшую от жары траву в степи, тогда по столбу пыли можно было заранее увидеть приближении татарской конницы.

После окончания Ливонской войны и освобождения вооружённых сил в систему обороны южных границ было введено важное новшество. Кроме традиционного расположения войск вдоль левого берега Оки (эти силы назывались " большой разряд") южнее Оки был размещён "меньший украинный разряд". В конце XVI - начале XVII вв. в Орле обычно размещался сторожевой полк "украинного разряда". Передовой полк находился в Новосиле, большой полк - во Мценске. Эти три города некоторое время играли важнейшую роль в обороне юга России. Расположенные в них полки следили за главными татарскими шляхами.Такое расположение военных сил говорил о том, что линия обороны существенно усилилась и сдвинулась существенно на юг. В конце XVI века иногда расстановка военных сил на левом берегу не производилась , а полки размещались только на территории "украинного разряда".

К концу XVI века укреплённые пункты Московского государства , составной частью которых были города Орловского края , большим клином углубились на юг и близко придвинулись к местам кочевий татар. Русские укрепления встали возле всех основных татарских шляхов. К концу XVII века граница продвинулась за пределы Орловского края, к реке Донец. В этих условиях жизнь на южной окраине России становилась всё более безопасной. Это было благоприятным условием для дальнейшего освоения южных земель.

Распространённой формой первоначального поселения был починок. Он мог возникнуть как совершенно новое поселение, а мог был поставлен на месте займища , как бы вырасти из него. Больше половины починков были однодворными. Большую часть сельских поселений составляли деревни. В основном они были малодворными. В Орловском уезде в конце XVI века большинство деревень насчитывало от 2 до 8 дворов. Правда, изредка попадались деревни и в 40 дворов. В целом по России в это время в деревнях росло количество дворов. В южных районах Орловского края деревня имела военный облик, в центральных районах представляла собою чисто хозяйственное поселение. Сёл было немного. В Орловском уезде в конце столетия насчитывалось только 6 сёл. В каждом из них было не менее 20 дворов.

В 1580-х гг. Российское государство потряс кризис . Он заключался в том , что значительная часть населения центра страны переселилась на её окраины. Люди уходили от неблагоприятных условий жизни - роста налогов, произвола помещиков, деятельности опричников. Большое количество народа шло на юг. Поэтому южные окраины России к концу XVII века стали обживаться гораздо активнее, чем прежде. В обширном Орловском уезде насчитывалось в девяностых годах XVII века около 3 тысяч дворов. Общее количество жителей уезда (без населения Орла) составляло примерно 18 тысяч человек.

Итак, на протяжении XVII века сеть разнообразных поселений на юге страны росла и становилась всё гуще. Кроме правительственного организованного и принудительного заселения постоянно действовало стихийное переселение в край. Переселенцев привлекали нетронутые природные богатства , земля, более плодородная , чем в центре страны.

Хронология событий:

1507 год, 9 августа — сражение на реке Оке между русским войском под началом князей Ивана Холмского и Константина Ушатого и крымскими татарами. Разгром татар, преследование их до реки Рыбницы.

1566 год, 29 апреля — 28 мая — объезд Иваном Грозным степных пограничных городов Козельска, Белева, Болхова и «инных украинных мест». По преданию, царь посетил и место при впадении реки Орла в Оку и лично отдал указ о строительстве на этом месте крепости.

1566 год, 8 сентября (21 сентября по новому стилю) — закладка города Орла в праздник Рождества Пресвятой Богородицы.

Осень — запись в Дополнениях к Никоновской летописи за 7074—7075 гг. о постройке Орла: «Лето 7075-го... Того же лета повелением государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии поставлен бысть город на Поли на реке Орлее».

1567 год, апрель — «на Орле воевода князь Василей Ростовской Волк да голова Володимер Безобразов».

1567 год, зима — в связи с татарским набегом к Карачеву был переброшен Сторожевой полк из Тулы под началом князя Петра Семеновича Серебряного. К нему присоединились воеводы из Новосиля и Орла (Сила Гундоров) со служилыми людьми.

1571 год, май — мимо Орла на Москву прошло войско крымского хана Девлет-Гирея.

Октябрь — по указу царя Иван боярин Михаил Иванович Боротый «со товарищи» приговорил высылат «украинных» городов, в т. ч. и из Орла, станицы, жечь степь в предупреждение татарского набега. Составляется роспись сторож (сторожевых постов), высылае из Орла на наиболее вероятные пути набегов крымских татар.

1572 год — по указу царя Ивана Грозного Орел укреплен «более прежнего». Пред положительно в городе в это время были построены укрепления Большого острога.

1572 год, 2 августа — участие в знаменитой битве при Молодях отряды орловских служилых людей в 450 человек. Сокрушительное поражение татар Девлет-Гирея.

1573 год, лето — орловские служилые вместе с ратниками из других городов выводились на Оку в районе Коломна — Серпухов для прикрытия подступов к Москве.

1574 год, осень — орловских служилых приписали к Большому полку, стоявшему в Туле, под начало воеводы Бориса Васильевича Шереметева. Набег татар на рязанскую землю. Воеводы Орла, Мценска и Новосиля в «сход не поспели».

1576 год — небольшой отряд татар приходил на «орельские места», под Орёл.

Август—сентябрь — набег литовцев отдельные отряды прорвались в Новгород-Северский, Орловский и Темниковский уезды.

1577 год — по приговору Боярской думы на Орле было велено "учинить" 500 человек казаков. Набрано 80 человек.

1580 год — на пополнение войск, действовавших на западной границ в «сход» во Ржев направлены ратные люди из Переяславля-Рязанского, Пронска и Орла.

1585 год — служилые люди из Орла, Мценска и Михайлова были посланы против черкасов (украинских казаков) на Дон. Возглавлял Большой полк орловский воевода и наместник Ф. А. Бутурлин.

1586 год — участие орлян в строительстве и заселении города Ливны.

1591 год, июль — орляне в составе полка Правой руки русской рати под началом своего воеводы М. Б. Сабурова участвовали в сражении с крымским ханом Казы-Гиреем под Москвой. Разгром татар.

1593 - 1594 годы — участие орлян в строительстве и заселении города Кромы.

1594 - 1595 годы — писцом Дементием Яковлевым и подьячим Леонтием Софоновым составлена Писцовая книга Орловского уезда.

1596 год — участие орлян в строительстве и заселении города Курска.

1598 год, июль — орловские служилые «всем полком» во главе с воеводой.Ф Турениным участвовали во встрече в Болхове послов крымского хана.

1599 год, апрель — вместо тульского учрежден украинный разряд, в связи с чем изменилось размещение полков на южной границе, которые переместились южнее. Большой полк стал во Мценске, Передовой — в Новосиле, Сторожевой - в Орле. Подобная дислокация сохранялась вплоть до 1605 года. Участие орлян в строительстве и заселении города Валуйки.

1600 год — начало большого голода.

Комментарии

Комментировать могуть только зарегистрированные пользователи

Мы в социальных сетях
Перевести страницу (translate page)
Реклама