Развитие промышленности.

Орловская губерния на рубеже XIX—XX столетий относилась к числу наиболее отсталых аграрных районов Центральное России. Четыре пятых ее населения занимались сельским хозяйством. Крупные промышленные предприятия были сосредоточены преимущественно в западных уездах губернии. В большинстве же уездов преобладали пенькотрепальные, спиртовые и пивоваренные заводы, мельницы, шорные мастерские и другие мелкие заведения. В начале XX века в промышленности губернии было занято 40,6 тысячи рабочих. Кроме того, 16 тысяч человек трудились на железных дорогах и в строительстве.

В период кризиса 1900-1903 гг. из 254 предприятий фабрично-заводского типа 73 предприятия были закрыты и 4,3 тысячи рабочих оказались без работы. В эти годы заметно сократился выпуск продукции тяжелого машиностроения, а часть заводов стала переходить на изготовление сельскохозяйственных орудий и машин. С 1905 года их стал выпускать Брянский машиностроительный завод, завод Мещерина в Орле и Мудрова в Нарышкине. В годы нового промышленного подъема повсеместно наблюдался рост производства. В 1910 году в губерния были введены в действие 8 новых спиртовых и 5 лесопильных заводов. Тогда же закончилось строительство Орловского элеватора на 400 тысяч пудов зерна. Среднегодовая стоимость промышленной продукции возросла с 34,8 млн. рублей в начале XX века до 54,4 млн. рублей в 1909—1913 гг.

Особенно значительным был рост производства на монополизированных предприятиях. Акционерное общество Брянских заводов, входившее в синдикат «Продамета», владело Александровским металлургическим заводом в Донбассе и Брянским машиностроительным заводом. За 1909-—1913 гг. стоимость годовой продукции на этих заводах увеличилась с 14 млн. до 47,7 млн. рублей, то сеть и три с лишним раза. Чистый годовой доход акционеров возрос с 1,2 млн. до 4,8 млн. рублей. Акционерное общество Мальцевских заводов в Брянском уезде объединяло 11 различных предприятий. Стоимость годовой продукции на них за то же время возросла с 9,8 млн. до 20 млн. рублей, а чистая прибыль акционеров — с 0,9 млн. до 4 млн. рублей в год.

Однако общий уровень промышленного развития губернии продолжал оставаться низким. На долю промышленности в 1913 году приходилась лишь четвертая часть стоимости всей валовой продукции губернии. При наличии в губернии около 9 тысяч промышленных заведений лишь 3 процента из них можно было отнести к предприятиям фабрично-заводского типа. На этих предприятиях делали паровозы, вагоны, изделия из стекла, плуги, бороны. В мелких заведениях перерабатывали сельскохозяйственное сырье и поставляли на рынок муку, конопляное масло, пеньку, пиломатериалы. Только к балтийским портам России из Орловской губернии ежегодно вывозилось около 2 млн. пудов муки; 2 млн. пудов пеньки, 500 тысяч пудов жмыха, 150 тысяч пудов растительного масла. Развитие промышленного производства способствовало заметному оживлению торговли.

Положение рабочих. Рост промышленного производства повсюду сопровождался нещадной эксплуатацией труда рабочих. Рабочий день на фабриках и заводах продолжался 12 часов, а в мелких заведениях трудились «по обычаю», то есть от зари до зари. Рабочие получали нищенскую заработную плату. Среднегодовой заработок квалифицированного рабочего в Орловской губернии составлял в среднем 192 рубля, тогда как по России в среднем — 207 рублей. Третья часть заработка выдавалась продуктами из фабричных лавок, и лишь после революции 1905 -1907 гг. размеры натуральных выплат в счет заработка заметно сократились.

Рабочие подвергались многочисленным штрафам. Их штрафовали «за нарушение тишины», «за вход и выход не через те ворота», «за неисправное содержание станков и инструментов» и т. д. Техника безопасности была в самом зачаточном состоянии. На промышленных предприятиях губернии ежегодно происходило 176—200 несчастных случаев на каждую тысячу рабочих. Это было втрое больше, чем в среднем по России. Материальная помощь пострадавшим обычно ограничивалась выдачей пособий «за увечье». Эти пособия редко были больше 3—5 рублей на семью и чаще всего предназначались на похороны.

В редких случаях при заводах имелись общежития казарменного типа. Чаще рабочие проживали в полуподвальных помещениях и лачугах на окраинах городов и поселков. В прокопченной, тесной и темной каморке обычно ютилась семья в 5—7 человек. Театры, библиотеки, парки, музеи были недоступны для рабочих. Их могли посещать только лица «в приличном платье и виде». Для досуга рабочих оставлялись лишь кабаки, церковь и улица.

В канун первой мировой войны каждый шестой рабочий на фабриках и заводах Орловской губернии был 10—15-летним подростком. Непосильный труд на предприятиях заменял детям школу, обрекая их на безграмотность и нищету. Сельское хозяйство. Сельское хозяйство губернии в начале 20 века находилось в кризисном состоянии. Это было вызвано крайне неравномерным распределением земли и сельскохозяйственного инвентаря между помещиками и крестьянами, а также между отдельными крестьянскими хозяйствами. Из 4 млн. десятин земли в губернии на долю крестьян приходилось 2,3 млн. десятин, или в среднем по 7 десяти на каждое хозяйство. В действительности же крестьянская земля распределялась крайне неравномерно. Пятая часть всех крестьянских хозяйств имела всего лишь от 1 до 3 десятин земли на двор, зато 11,5 процента зажиточных крестьян имели по 10—50 десятин на двор. Помещикам принадлежало около 1 млн. десятин, или в среднем 386 десятин на имение. Остальные земли составляли собственность казны и удела. Из-за недостатка земли крестьяне ежегодно арендовали у помещиков около 380 тысяч десятин различных сельскохозяйственных угодий. Это порождало широкое распространение отработок на кабальных условиях.

В земледелии почти повсеместно господствовало трехполье с применением самых несовершенных орудий труда. По словам одного из губернских агрономов, крестьянские земли следовало называть «не испаханными, а недопаханными, так как третьего вершка соха никогда не трогала». Урожайность ведущих зерновых культур на крестьянских полях колебалась от 45 до 50 пудов с десятины посева. Почти каждый третий год был неурожайным и приносил с собой голодовки. Перед началом первой русской революции Орловское губернское казначейство через податных инспекторов ежегодно взыскивало с крестьян 3,6 млн. рублей налогов и выкупных платежей. Помимо того, крестьяне-арендаторы ежегодно выплачивали помещикам примерно такую же сумму в виде арендной платы. В результате доходность крестьянской земли не покрывала всех расходов, и крестьяне были вынуждены продавать часть жизненно необходимой продукции. Обычной пищей крестьян были постные щи или суп, пшенная каша, черный хлеб и картофель. Только у зажиточных крестьян по «великим» праздникам и «в рабочую пору» к столу подавалось мясо.

В результате неравномерного распределения земли, рабочих рук, инвентаря крестьянство было неоднородным. К 1913 году бедняцкие безлошадные и однолошадные хозяйства составляли в губернии 79 процентов от общего их числа, середняцкие - 11 процентов и кулацкие - 10 процентов. Таким образом, четыре пятых крестьянских семей были вынуждены искать дополнительные заработки. Источником таких заработков была работа в помещичьих имениях и промыслах. Более 17 тысяч крестьян ежегодно батрачили у орловских помещиков. Еще больше работников было занято в промыслах без отрыва от земледелия. К 1913 году в губернии насчитывалось 60 разновидностей промыслов, в которых было занято 64,3 тысячи человек. В Елецком и Мценском уездах женщины и девочки вязали кружева, в Ливенском и Малоархангельском уездах крестьяне вязали чуни, изготавливали гармоники, мельничные жернова, в Дмитровском и Карачевском уездах гнали смолу и деготь, делали деревянные бороны, телеги, сани, в Волховском уезде выделывали кожи. Масса крестьян уходила в отхожие промыслы в южные районы России. «Жить в доме весело да есть в нем нечего», - с горечью говорили крестьяне и шли в неведомые края в поисках куска хлеба. Таким образом, орловская деревня в начале XX века была преисполнена социальными противоречиями и главным из них был антагонизм между капиталистическим развитием деревни и пережитками крепостничества.

Стачечная борьба и деятельность социал-демократов накануне первой русской революции. Стачечное движение рабочих в Орловской губернии на рубеже XIX—XX столетий было развито слабо. За пять лет до начала первой революции в губернии всего 12 стачек, в которых участвовали 2,5 тысячи рабочих. Слабость рабочего движения и его экономический характер в значительной мере определялись слабым влиянием на массу рабочих орловских марксистов. В 1898 году были арестованы и подвергнуты административной высылке наиболее активные члены марксистского кружка В.К.Родзевич-Белевич, В.А.Русанов, Г.А.Корхов и другие. Еще раньше из Орла выехал И.Ф. Дубровинский. Это ослабило имевшиеся здесь марксистские кружки и способствовало росту оппортунистических настроений в них.

В 1901 году была освобождена группа социал-демократов во главе с К. М. Островым. Она начала проводить работу по восстановлению партийных групп и кружков. В течение года удалось возродить марксистские кружки в Орле, Брянске, Бежице, Дятькове, а затем началась борьба за их объединение. Большую помощь орловским марксистам оказала в этом газета «Искра» и приезжавшие в губернию ее представители Н. Э. Бауман, М. М. Литвинов, М. Н. Лядов, Н. А. Семашко. С 1902 года была установлена постоянная связь с редакцией газеты. На ее издание ежемесячно собиралось около 70 рублей. Доставка газеты осуществлялась через Гомель, Мценск, Орел. В 1903 году в Орле при обыске на квартире Н. Шибаева полиция конфисковала полный комплект «Искры» с 1-го по 55-й номер, что может свидетельствовать о надежности каналов связи с газетой.

Орловский комитет РСДРП имел тесный контакт с марксистскими группами Москвы, Курска, Смоленска, Тулы и Харькова. Однако внутри комитета продолжалась борьба с оппортунистами. Осенью 1903 года по заданию В. И. Ленина в Брянск приехал И. Ф. Дубровинский. Он побывал в партийных организациях губернии и провел много лекций и бесед о решениях II съезда РСДРП. В результате Орловский комитет высказался за подчинение решениям съезда и выразил полное доверие избранному им ЦК. На основе признания решений съезда Орловский и Брянский комитеты объединились в окружной Орловско-Брянский комитет РСДРП. В Орле к этому времени было 20, а в Брянске 30 членов организации. Видное место в работе комитета занимали Н. А. Кубяк, О. А. Квиткин, Н. А. Семашко, В. С. Шмидт и другие. В течение 1903 - 1904 гг. комитет отпечатал 43 наименования листовок, адресованных рабочим, крестьянам, солдатам и учащимся. Постепенно возрастали авторитет и влияние комитета, росла численность социал-демократических организаций. К началу революции 1905 - 1907 гг. в губернии действовали социал-демократические организации в Орле, Брянске, Бежице, Дятькове, Ельце и Ливнах.

РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В НАШЕМ КРАЕ В ГОДЫ ПЕРВОЙ РЕВОЛЮЦИИ В РОССИИ (1905 - 1907гг.)

Расстрел рабочих 9 января 1905 г.в Петербурге всколыхнул всю Россию. Орловско-Брянский окружной комитет РСДРП уже на другой день выпустил листовку, в которой призывал "запомнить день 9 января и свести счёты с царским правительством за все его преступления". В ответ на этот призыв с 10 января по 1 марта по губернии прокатилась первая волна забастовок. Она охватила 5 крупнейших фабрик и заводов Брянского уезда и железнодорожные мастерские станции Елец. Рабочие добивались восьмичасового рабочего дня, неприкосновенности личности, бесплатного обучения детей, создания посреднических комиссий из представителей рабочих и администрации.

Весной 1905 года состоялся III съезд РСДРП. Делегатом от Орловско-Брянского комитета на нем был О. А. Квиткин-Петров. Решения съезда активизировали работу комитета. Его первомайские листовки призывали рабочих к борьбе с самодержавием под знаменами РСДРП.

Летом по губернии прокатилась новая волна забастовок, охватившая преимущественно рабочих легкой и пищевой промышленности. Бастовали орловские и кромские булочники, болховские кожевники, литейщики завода Хрущева в Орле. Рабочие добились сокращения рабочего дня в предпраздничные и праздничные дни.

Всероссийская октябрьская политическая стачка и декабрьское вооруженное восстание в Москве привели к небывалому подъему революционного движения в стране. В Орловской губернии осенне-зимняя волна стачек началась 8 октября забастовкой железнодорожников станции Орел, 10 октября забастовали железнодорожники Брянска и Ливен, 12 октября - Ельца. В Бежице, Ельце и Верховье были созданы стачечные комитеты, взявшие под контроль путевое хозяйство, почту, телеграф. К прежним требованиям рабочих прибавились новые: о созыве Учредительного собрания, установлении демократических свобод и передаче земли крестьянам. В декабре на железных дорогах вновь вспыхнуло забастовочное движение, и только прибывшие войска сломили сопротивление рабочих.

В течение 1905 года в стачечном движении в губернии участвовало около 20 тысяч рабочих. Это было в восемь раз больше, чем за все предыдущее пятилетие. Авангардная роль в стачечной борьбе принадлежала брянским и орловским машиностроителям, давшим половину всех стачечников и выдвигавшим политические требования. За ними шли железнодорожники, рабочие стекольных фабрик и лесопильных заводов. Однако распыленность революционных сил по мелким предприятиям препятствовала вовлечению всех рабочих в борьбу.

В годы спада революционного движения (1906—1907) стачки рабочих в Орловской губернии прекратились. Рабочие участвовали в маевках, митингах и предвыборных собраниях. Здесь вырабатывались наказы выборщикам депутатов в Государственную думу, однако прежнего накала борьбы не наблюдалось.

Крестьянское движение.

Стачечная борьба рабочих была активно поддержана крестьянами. Особенно острый характер их выступления носили в губерниях Центральной России, где, по словам В. И. Ленина, «всего сильнее остатки крепостничества, где всего ниже заработная плата, где крестьянским массам живется особенно тяжело». (В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 23, стр. 153). К числу таких губерний относилась и Орловская.

18 февраля 1905 года крестьяне четырех сел Севского уезда разгромили имение барона Мейендорфа, а затем еще пять имений крупных помещиков. 27 февраля крестьянское движение началось в Дмитровском уезде. Крестьяне с. Долбенкино С. М. Баранчиков, Д. М. Дроздов и другие собрали большую группу односельчан и направились в Лобановское имение, принадлежавшее дяде царя - С. А. Романову. Вместе с присоединившимися к ним крестьянами семи ближайших деревень восставшие потребовали: выделить прогоны и пастбища для крестьянского скота, отменить штрафы, выдать хлебные ссуды под отработки по умеренной цене, удалить ненавистных приказчиков. После отказа управляющего удовлетворить эти требования крестьяне разгромили имение, сожгли спиртзавод, разделили между собой имевшийся в амбарах хлеб и инвентарь помещика. В феврале - марте 1905 года крестьянское движение охватило Дмитровский, Севский и Трубчевский уезды.

С целью подавления крестьянского движения в губернии было создано четыре «летучих» отряда общей численностью в 3,2 тысячи солдат. В Орле, Брянске, Ельце и Севске разместили по сотне казаков. Помимо воинских и полицейских сил, в подавлении крестьянского движения приняли участие 26 отрядов частной стражи численностью в 1,2 тысячи человек. Всеми карательными отрядами руководил генерал-лейтенант Бертельс. Повсеместно начались расправы. Только в западных уездах губернии весной 1905 года было арестовано 278 крестьян. «Теперь слышны стоны и крики тысяч душ,— писал корреспондент большевистской газеты «Вперед». - Мужиков забирают сотнями, связывают веревками и отправляют с конвоем, а многих порют».

Осенью 1905 года под влиянием рабочих и вследствие неурожая крестьянское движение вновь усилилось. На этот раз оно преобладало в Елецком, Ливенском и Малоархангельском уездах. Наряду с разгромом имений крестьяне производили порубки леса и потравы посевов, осуществляли самовольный захват имущества помещиков, проводили забастовки. В течение всего периода революции (1905 - 1907 гг.) Крестьянское движение в Орловской губернии развивалось крайне неравномерно. В янвааре - марте 1905 года произошло 51 выступление, в апреле - сентябре - 43, в октябре - декабре - 178, а в 1906-1907 гг.- 169. В 1905 году было разгромлено 136 имений и только пять из них принадлежали купцам и зажиточным крестьянам. Инициаторами выступлений обычно были крестьяне-отходники или демобилизованные солдаты.

В целом крестьянское движение в Орловской губернии в годы революции все же оставалось слабым и недостаточно организованным. В нем участвовала всего лишь одна десятая часть крестьянства. Совместная борьба рабочих и крестьян привела к некоторым уступкам. Повысились заработки рабочих, уменьшились штрафы,были отменены крестьянские выкупные платежи. Однако частичные уступки не устранили основных противоречии в городе и деревне. Впереди предстояла новая борьба.

Годы реакции.

Осенью 1906 года в губернии было введено «Положение об исключительной охране», которое давало губернатору право без суда и следствия высылать неблагонадежных, подвергать их трехмесячному тюремному заключению, передавать следственные дела военно-полевым судам, запрещать забастовки. Накануне революции 1905 - 1907 гг. в Орловской губернии репрессиям за выступления на социальной почве ежегодно подвергалось 6,4 тысячи человек, в годы революции - 8,9 тысячи, а в годы реакции - 27(2 тысячи. Тюрьмы были переполнены, заключенные содержались в ужасающих условиях. В результате в Орловской каторжной тюрьме только в 1909 году отмечено около 50 случаен самоубийства.

Особенно жестокие репрессии обрушились на большевиков. В конце 1907 - начале 1908 гг. в Орле были схвачены Аввакум, О. А. Квиткин, Огнев, А. В. Ильинский. Почти одновременно в Брянске арестовали 32 большевика, в том числе Д. М. Дорофеева (Хотеева), Н. А. Кубяка, В. Ф. Кизимова, И. И. Фокина. Выпуск листовок и прокламаций прекратился. Оставшиеся на свободе большевики вели устную пропаганду среди рабочих и крестьян. Летом 1907 года проходили выборы в Ш Государственную думу. Из 113 выборщиков от Орловской губернии 58 представляли помещиков, 30 - городскую буржуазию, 23 - крестьян и 2 - рабочих. В результате в Думу от губернии были избраны 7 помещиков и 1 крестьянин. Подавляющее большинство населения губернии практически не было представлено в Думе.

Проведение столыпинской реформы.

9 ноября 1906 года был издан указ о выходе крестьян из общины и повсеместно начался процесс ее интенсивного разрушения. В Орловской губернии за десять лет землеустройства по новым аграрным законам из общины вышло 119 тысяч, или 34 процента домохозяев-крестьян. Из них 23 тысячи перешли к отрубному и 9 тысяч - к хуторскому хозяйству. Почти половина вышедших из общины крестьян представляла собой малоземельную бедноту, закрепившую за собой землю с целью ее продажи. В результате 146 тысяч десятин надельной земли было скуплено кулачеством. Процесс разрушения общины обострил обстановку в деревне. Хуторяне и отрубники стремились закрепить за собой лучшие земли, тогда как общинники хотели всеми способами оставить их в общине.

Составной частью новой аграрной политики правительства было переселение крестьян. Основная масса орловских переселенцев направлялась в Акмолинскую, Енисейскую, Иркутскую и Тобольскую губернии. С 1906 по 1914 г. сюда пересели-лись 132 тысячи крестьян. Однако далеко не каждому удавалось обосноваться на новом месте. Третья часть отведенных для переселенцев земельных участков оказалась непригодной для земледелия. Только строительство жилья на новом месте обходилось не менее 150 рублей, тогда как ссуда «на домообзаведение» не превышала 100 рублей. Большие затруднения были при покупке рабочего и продуктивного скота, сельскохозяйственного инвентаря. В результате каждый четвёртый из числа переселенцев возвращался разорённым и озлобленным. Новая аграрная политика обострила противоречия в деревне.

В годы нового революционного подъёма.

Оживление рабочего движения в Орловской губернии наметилось в 1911 году. Весной забастовали болховские кожевники. Они добились повышения заработной платы. В следующем году в стачках участвовало уже 1,6 тысячи рабочих, а в 1913 году 34 тысячи. Было создано 11 профсоюзных организаций, насчитывавших 2,5 тысячи членов. Большевики использовали их для пропаганды своих идей среди рабочих.

Особенно значительным стало революционное движение в 1913 году. 21 января началась стачка рабочих Бытошевского завода в Брянском уезде. Рабочие потребовали возврата к односменной работе на заводе, однако его владельцы объявили локаут. Завод временно был закрыт, и рабочие через полтора месяца были вынуждены отступить. В феврале вспыхнула грандиозная стачка на Брянском механическом заводе, охватившая 12 тысяч рабочих. Под влиянием большевиков были выработаны 22 требования, большую часть которых администрации пришлось удовлетворить. В начале апреля на том же заводе дружно и организованно прошла однодневная стачка. В первой половине 1914 года стачечное движение продолжалось с прежней силой, и только начавшаяся война временно прервала его.

Крестьянское движение в Орловской губернии не прекращалось даже в черные годы реакции. В это время в нем преобладали выступления против столыпинского землеустройства и насильственного раздела общинной земли. Крестьянские сходы не давали согласия На выход односельчан из общины, и землеустройство часто проводилось насильно. Крестьяне,в свою очередь, прогоняли, землемеров, уничтожали поставленные ими межевые знаки, лишали отрубников права голоса на сходах. За 1908-1910 гг., в различных инстанциях губернии было рассмотрено 1,5 тысячи судебных дел, возникших на почве сопротивления проведение в жизнь указа 9 ноября 1906 года. В годы нового революционного подъема борьба вокруг раздела общинных земель постепенно отодвинулась на второй план. Повсюду продолжались самовольные порубки и потравы и помещичьих владениях. Среднегодовое число осужденных за эти действия крестьян составляло 24 тысячи человек. Крестьяне упорно продолжали необъявленную войну против помещиков, пытаясь выкурить их из насиженных гнезд.

Годы первой мировой войны

Россия вступила в первую мировую войну, и будучи достаточно подготовленной к ней. С началом войны стала осуществляться перестройка хозяйства в целях приспособления его к нуждам войны. Уже к концу 1914 года в Орловской губернии закрылись многие предприятия легкой и пищевой промышленности, а металлообрабатывающие и кожевенные заводы получили крупные заказы на артиллерийские снаряды, ручные гранаты, сапоги, конскую упряжь. В результате Брянский механический завод, машиностроительные заводы в Орле удвоили выпуск продукции. Численность рабочих на заводах возросла на 5,4 тысячи человек! Однако уже в следующем году на уровне промышленной; производства начал сказываться энергетический кризис. В целях его устранения стали создаваться военно-промышленные комитеты. В Орле такой комитет возглавлял владелец машиностроительного завода М. М. Хрущев, который почти едина лично решал вопросы распределения по заводам черных и цветных металлов, угля, нефти, обеспечивая этими материалами лишь небольшую часть предприятий оборонного значения. Остальные же заводы стали резко сокращать производство и увольнять рабочих. В феврале 1917 года на одну треть использовались даже производственные мощности Брянского механического завода. Энергетический кризис почти полностью парализовал промышленность. Повсеместно началась безработица.

Война была тяжелым испытанием для сельского хозяйства. Из Орловской губернии было призвано в армию 255 тысяч человек, по преимуществу крестьян. На полевых работах мужской труд стал заменяться женским и детским. С мобилизацией части лошадей для нужд войны обеспеченность пашни рабочим скотом в губернии упала до половины необходимого минимума. Понизилась культура земледелия, а площадь посевов сократилась на 10 процентов. Перед лицом продовольственного Кризиса правительство было вынуждено перейти к принудительным закупкам хлеба и реквизиции мясного скота. Помещики и кулаки умышленно затягивали обмолот хлеба и прятали его. Рыночные цены на предметы первой необходимости к 1917 году возросли в 2 - 3 раза. В городах и поселках начинался голод.Революционное движение в Орловской губернии в первые годы войны почти прекратилось. Резкий перелом наступил в 1016 году. В конце марта произошла стачка на Брянском механическом заводе. Рабочие добились повышения заработной платы на 20 процентов. В апреле Брянский комитет РСДРП подготовил и провел новую стачку, в которой участвовало 16 тысяч человек. Завод был наводнен войсками и полицией. Но указанию царя на завод прибыл его флигель-адъютант Б. В. Романов. Две тысячи военнообязанных из числа бастовавших были призваны в армию, а 500 уволены. Стачка была подавлена. Несмотря на репрессии, во второй половине 1916 годаI в губернии произошло 33 стачки, в которых участвовали 40 тысяч рабочих. Выступления рабочих находили поддержку у крестьян. Приближался момент нового революционного подъема.

Хронология событий на Орловщине в начале 20 века

1916 год 16 февраля Издано обязательное постановление губернатора, в соответствие с которым воспрещалось «на немецком языке вести какие-либо разговоры во всех посещаемых публикой учреждениях, общественных местах, на улицах, площадях, магазинах, торговых заведениях, трамваях и т. п., а также разговаривать по телефону».

1916 год к декабрю В Орле находилось 11 промышленных предприятий, эвакуированных из Прибалтики, Польши, Белоруссии: заводы сельскохозяйственных машин и орудий Разевского, Ауля, Познанского, Предит, чугунолитейный Перлиса, заводы братьев Певзнер, Ивановского и пр., на которых изготавливались для армии корпуса для фугасных гранат и выполнялись другие военные заказы.

1916 год на 31 декабря В городской телефонной сети имелось 619 абонентов, пользовавшихся 629 аппаратами, и более 67 верст телефонных линий, подвешенных на 1107 столбах. Большинство телефонных аппаратов были «стенными» и только 160 «столовыми» (т. е. настольными).

Комментарии

Комментировать могуть только зарегистрированные пользователи

Мы в социальных сетях
Перевести страницу (translate page)
Реклама