В 1942 году между правительствами СССР и Франции было достигнуто соглашение о создании добровольной авиационной части, которая в составе советских ВВС должна была воевать на Восточном фронте. По прилёту в Советский Союз французским лётчикам были предложены наилучшие в то время истребители «ЯК-1», «ЛА-5». Французы выбрали «ЯК-1». На освоение новой техники ушло три с половиной месяца.

Эскадрилья «Нормандия» получила своё название в честь одной из провинций Франции, наиболее пострадавшей от фашистов. Опознавательным знаком воинского соединения был взят герб провинции, к которому на нижнем поле щита добавили стрелу молнии, символизирующую истребитель.

Свой боевой путь на Орловской земле французская эскадрилья «Нормандия» начала в 1943 году в разгар сражений на Орловско-Курской дуге. Основными направлениями вылетов стали территории Знаменского, Хотынецкого, Болховского, Мценского районов нынешней Орловской области и Ульяновского, Жиздренского районов, отошедших к Калужской области в 1944 году.

5 апреля 1943 г. эскадрилья вступила в свой первый бой. Во время сопровождения самолета-разведчика на Ельню он был атакован парой «Фокке-Вульфов», не заметивших истребителей сопровождения, которые шли намного выше. Дебют был удачным: два пилота эскадрильи, Альбер Прециози и Альбер Дюран, открыли счет сбитым самолетам противника. 13 апреля 1943 г. майор Жан Тюлян решил вывести своих пилотов на свободную охоту над Спас-Деменском.

Начало мая 1943 г. Вермахт готовит наступление под Курском — операцию «Цитадель». Красная армия принимает контрмеры, в частности бомбардировки транспортных коммуникаций противника. «Нормандия», как и вся советская авиация, участвует в ежедневных вылетах. Марсель Лефевр и Альбер Дюран открыли счет победам, причем Марсель Лефевр сбил два самолета.

В начале июня десять оставшихся самолетов «Нормандии» перелетели на новый аэродром Хатенки под Козельском Калужской области, куда 9 июня прибыл майор Пьер Пуяд с пополнением. Включая трех ранее прибывших пилотов, их было 12 в этой второй группе. Также с ними прибыл переводчик Анатолий Коро. Именно с этого аэродрома работали французские лётчики в орловском небе.

12 июля 1943 г. началась битва за Орел. Пилоты после месяца тренировок сразу включились в бои. 8 из 12 пилотов второй группы пополнения «Нормандии» погибли в первые три месяца, причем трое уже в первый месяц, и только три пилота этой группы вернулись с войны. Битва за Орел, наверное, одна из труднейших в боевом пути «Нормандии». В это время вылеты шли один за другим. До 5–6 в сутки.

Аэродром Хатенки и сейчас неплохо сохранился. По краю леса можно увидеть остатки укрытий для самолётов, землянки, сохранилась взлётно-посадочная полоса. В Хатенках, где жили летчики, остался колодец, которым пользовались французы.

В Орловской стратегической наступательной операции две французские эскадрильи отчаянно, как вся Красная армия, сражаются против фашистов. За четыре дня проведено 112 вылетов, сбито 17 самолетов. С начала боев потеряно 5 пилотов. Однако, несмотря на опасность, французы остаются верны своим привычкам — вылетая в бой группой, они возвращаются по одиночке. Завидев пролетающий немецкий самолет, не задумываясь, бросают задание и устремляются за ним. Сначала это позволило увеличить число побед, но обеспокоило советское командование. Генерал Захаров поставил на вид Жану Тюляну, что ради индивидуальных счетов невозможно поступаться поставленным заданием. Одиночные погони за самолетами опасны и чреваты непредсказуемыми последствиями. Жан Тюлян довел до сведения пилотов, но не озаботился выполнением распоряжения, хотя пилотов, оторвавшихся от группы, стали символически наказывать.

К началу дня 15 июля наши части продвинулись в направлении Хотынца до 50 км. Войска 61-й армии обходили Болхов с востока. Нависла угроза окружения болховской группировки противника. Гитлер срочно проводит в своей ставке совещание и объединяет руководство своих войск на Орловском плацдарме под началом «льва» обороны, ярого нациста и своего личного друга командующего 9-й армией генерал-полковника Моделя. Ему были даны неограниченные права и приказано любой ценой спасти оказавшиеся в критическом положении войска. Фон Модель издает жесткие приказы, расстреливает офицеров, допустивших слабость, требует стоять на смерть, до последнего человека, а резервам продвигаться с предельной скоростью, не считаясь со временем суток. Все дороги переполнены. Не хватало регулировщиков, на перекрестках были поставлены штабные офицеры. На северо-восточный участок фронта, в район Болхова.

Перебрасываются 12-я и 18-я танковые дивизии, подтягивается 2-я танковая и 36-я моторизированная дивизии. Наши войска, перегруппировавшись и направив удар чуть левее, пошли в наступление. Они подошли к населенным пунктам Красниково и Каменка. Оставался один переход до Хотынца, чтобы перерезать шоссейную и железную дороги, единственные магистрали, питавшие боеприпасами, горючим и резервами огромную группировку врага. Сопротивление усиливалась с каждым часом. Особенно это чувствовалось в воздухе. Сюда была переброшена немецкая эскадра JG-52. Ее асы обладали колоссальным опытом. Воздушная обстановка накалилась до предела.

16 июля самолеты поднимал в воздух командир эскадрильи майор Тюлян. В 14 часов во второй раз Тюлян поднял восемь «яков» и повел их к месту боя у села Красниково Орловской области, где наши войска танковым и пехотным клином прогрызли оборону противника. Подлетая к месту наземной битвы, они заметили 15 «юнкерсов», готовых к бомбометанию и сопровождаемые только двумя «Фоке Вульфами-190». Тюлян приказал Литольфу атаковать «лаптежников», а сам вместе с Альбером занялся истребителями. Пока Тюлян расправлялся с одним из истребителей развалившимся в воздухе, к месту схватки подошла еще группа «фоккеров». Тюляна атакуют сразу четыре «боша», но он успевает легким маневром увернуться. После скоротечного боя, в котором были сбиты еще два истребителя, собрав самолеты на высоте, Тюлян повел их за собой. Но возвращалось только пять машин. Не было Литольфа, Бернавона и Кастелена.

В 60 – х годах прошлого века, было найдено место падения самолёта Литольфа, неподалёку от Красниково. Его останки были переданы родным во Франция и захоронены в Марселе. На месте падения самолета в 1983 г. установлен гранитный памятник. А на фасаде школы в Красниково мемориальная доска : «Над д. Красниково в июле 1943 г. в боях за освобождение орловщины погибли пилоты эскадрильи «Нормадия» Альберт Литтольф, Андриен Бернавон, Ноэль Кастелен. Вечная слава героям». Доска изготовлена из дюралюминия крыла самолёта Литольфа.

17 июля 1943 г. в окрестностях деревни Каменка Мценского района развернулся воздушный бой. Со стороны Разинкино, деревня выше по течению Каменки, наш «ястребок» строча из пулемета, гнался за двумя немецкими. При их возвращении обратно со стороны Оки, картина поменялась на обратную, два немца обстреливают нашего, который летел волнообразно, а от него белой струйкой исходит дым. Подбитый самолет пытается сесть на поле возле Каменки, но попадает в ложбину, верхушку «Чертова рва», его подбрасывает вверх, а летчика выбрасывает из кабины. Когда подбежали местные жители, летчик был еще жив, только один глаз был залит кровью. Подоспевшие два «фрица», которые стояли в деревне, всех отогнали от самолета, и стали осматривать тело уже мертвого пилота. После проверки документов, часто повторяли - француз! Местные бабы выпросили тело погибшего и на следующий день похоронили его на краю деревенского кладбища. Все люди, которые принимали участие в похоронах, на фотоснимках в книге однозначно показывают на Тюляна, притом, что он был только на групповых фото.

В 1964 г. останки летчика перевезли на Введенское (Немецкое) кладбище в Москве. При вскрытии могилы присутствовал Дмитрий Кузьмин, механик самолета Тюляна. Он сильно переживал гибель командира и до последнего верил, что тот жив и попал, например, в плен или к партизанам. Была проведена судебно-медицинская экспертиза. Замерили хорошо сохранившиеся кости и по специальной таблице установили рост неизвестного французского летчика: он не превышал 158-160 см. Тут сомнения все отпали. Ведь Тюлян был самым маленьким в эскадрилье и его рост был примерно таким же. На перезахоронение собралось большое количество народу: пресса, кино, официальные лица. На надгробии выбили на русском и французском языках: «Неизвестному французскому летчику эскадрильи «Нормандия», павшему смертью храбрых в бою против немецко-фашистских захватчиков. Июль 1943 г. Западный фронт». Данные судебно-медицинской экспертизы и показания местных жителей во внимание приняты не были. Документы забрали немцы, самолет растащили по частям местные жители, а его двигатель после войны отправили на переплавку. В первом же походе правда нашли номерной агрегат шасси П616156, но в журнале технической части регистрируется только номер мотора самолета, закрепленного за летчиком. После запросов выяснилось только то, что шасси с этим номером пошло на сборку Як-1 и эта партия досталась французам. Впоследствии на месте падения самолёта и месте первого захоронения, были установлены памятные знаки.

После гибели Тюляна, командование полком «Нормандия» принял Пьер Пуяд. Через несколько дней погибает Альбер Прециози. От двух эскадрилий в строю осталось 8 пилотов. 11 ушли навсегда. 3 были на лечении. Один, лейтенант Бубэ, в полетах не участвовал. На счету полка было 30 сбитых самолетов врага. В первый же просвет между боями, наступивший только 28 июля 1943 — го, командир дивизии генерал Захаров вызвал Пуяда к себе и категорически запретил ему самому участвовать в боях, без личного разрешения Захарова. Они вдвоем занялись реорганизацией полка. 3 августа прибывает пополнение в составе 9 пилотов, набранных в Алжире. Третья группа повторяет судьбу второй. Ей тоже не досталось славы, а досталось с «колес» пойти в бой.

8 августа «Нормандия» была пополнена новыми самолетами, три пилота, находившиеся на лечении, вернулись в строй. Полк вновь состоял из двух эскадрилий, которые теперь получили названия по двум городам Нормандии — «Руан» и «Гавр». Первой стал командовать лейтенант Леон, второй лейтенант Беген. Полк был переведен на аэродром Городечно, а затем в Спас-Деменск. На бывший немецкий аэродром, над которым «Нормандия» потеряла своих первых пилотов. «Нормандия» участвует в наступлении на Ельню и Смоленск. Снова интенсивные бои и непрерывные вылеты. Новые победы и новые потери. К ноябрю полк сбил еще 12 немецких самолетов, но и в строю осталось только 9 летчиков. 4 ноября в полк прибыл декрет де Голля от 11 октября о награждении полка французским орденом Освобождения. «Нормандия» стала пятой воинской частью, удостоенной этой награды. В декрете говорилось:«Авиагруппа, задействованная с 1943 г. на восточном фронте под командованием майора Тюляна, погибшего 17 июля 1943 г., а затем под командованием майора Пуяда, с 1 апреля по 4 сентября 1943 г. записала в свой актив 50 подтвержденных сбитых самолетов противника, 4 возможных, 14 поврежденных. И потеряла 17 своих пилотов…». Таков был результат первых боевых месяцев в России.

Комментарии

Комментировать могуть только зарегистрированные пользователи

Мы в социальных сетях
Перевести страницу (translate page)
Реклама